+375 17 356-92-71

Граффити храма в Сынковичах. Проблема датировки

Изучение памятников эпиграфики дает возможность исследователю-реставратору получить ценные сведения, касающиеся истории объекта. Особый интерес представляют надписи, где указаны конкретные даты. В этом отношении необходимо быть осторожным в своих выводах, т.к. такие надписи могут и не соответствовать истинной дате их появления.

Пример тому – граффити, обнаруженные в ходе раскрытий и расчисток значительной площади стен интерьера в 2011—2014 гг. В ходе работ реставраторами А. Пушкиным и Г. Лаврецким были открыты интересные надписи на греческом, латинском, иврите, славянском языках. Некоторые из них имеют даты. Какие же из них истинные? 

 Возможно, дата основания небольшого укрепленного замка, каким была сначала Свято-Михайловская церковь, запечатлена на южной стене между машикули. Из пережженного кирпича выложена надпись «Т . I I». В соответствии с буквенными обозначениями цифр эту надпись можно трактовать как «300. 10 +10», т. е. 1320. Эта дата знаменательна для истории ВКЛ. В летописях, в частности, в списках гр. Рачинского, Евреиновского, Археологического общества, зафиксировано, что именно в этом году князь Гедимин раздал сыновьям земли. Слоним при этом достался Монтивиду. Возможно, именно в Сынковичах (а как называлась эта местность в XIV в. неизвестно) и была его резиденция.

Справа от входа в храм в интерьере сохранилась надпись «A. Dom.1330», не противоречащая дате на фасаде. Можно предположить, что эти надписи аутентичные. В канцелярии римских пап, откуда и появилась новая эра, новое летоисчисление приживалось медленнее, чем в указах и законах светских правителей. Лишь с X в. запись датами от рождения Христа начинает часто применяться в актах Престола Святого Петра, а обязательной дата “A.D.” в папских документах стала только в XV в. Так Римская церковь полностью и окончательно приняла изобретенный ее же служителем, аббатом Дионисием, счет лет только спустя почти тысячелетие. Большая же часть светских государей перешла на эру от Христа гораздо раньше (в 742 г.  дата, записанная как «год от Рождества Христова» впервые появилась в официальном документе – одном из капитуляриев майордома Франкского государства Карломана).

В описаниях храма, составленных протоиереем Евфстафием Михайловским, который был настоятелем Свято-Михайловского храма с 1872 по 1903 гг. упоминаются некоторые из них. Два послания были адресованы Ольгерду: «А. D. 1347 Eheu Olgerdus! Illos occidendo, hos accusando, civitatem labefecisti» (Лета Господня 1347 О, Ольгерд, одних убивая, а других обвиняя, ты унизил государство) и «Olgerdus domi mitoeque clarus. Ille validus ense, fretus amicitia, ingenio, opibus Anno 1352» (Ольгерд славится дома и в войне. Сильно действует он мечем, заручен дружбою, умом, богатством. Год 1352 г.) [1a. C 656 – 658]. Эта надпись нами обнаружена и раскрыта на южной стене. На сегодняшний день – это первый и единственный памятник эпиграфики на землях бывшего ВКЛ, где упоминается имя Ольгерда! Подлинность этих надписей не подлежит сомнению. Однако если признать, что Сынковичский храм был построен в XVI в., то будет не понятно, кому и зачем надо было писать панегирики или упреки князю Ольгерду, который жил в XIV в., то есть более ста лет тому назад? Но может возникнуть и встречный вопрос. Кто мог писать в эпоху Ольгерда по латыни, когда в землях ВКЛ она была редкостью. Тем не менее, можно предположить, что эта надпись была рассчитана на то, что «адресат» ее прочитает.

Предания связывают этот храм и с именем великого князя Витовта. После смерти правителя Великого княжества Литовского Ольгерда земли были разделены между его сыном Ягайло и братом Кейстутом. Но в 1382 г. дружина князя Кейстута подступила к Новогрудку. Ягайло не стал воевать, а вышел навстречу и предложил мир. Кейстут и его сын Витовт сложили оружие. Так вероломно они были схвачены и заточены в  Кревский замок. Князь Кейстут был убит, а Витовту удалось спастись: он бежал из замка. Преследователи знали, что князь поддерживает дружеские отношения с магистром Ливонского ордена крестоносцев и что он обязательно отправится в Пруссию, поэтому граница была перекрыта воинами Ягайло. Но им не удалось схватить Витовта, потому что он отправился в противоположную сторону. Убежище он нашел в своей вотчине, недалеко от Слонима, в «полуразрушенном замке или крепости с трех сторон окруженного водой», как гласит летопись. Здесь князь пробыл больше месяца, пока преследователи не потеряли его след, а местные жители во всем помогали ему, скрывая от преследователей, а когда все успокоилось, он отправился через Берестье и Мазовию в Пруссию за помощью, к магистру Левонского ордена крестоносцев Конраду Чольнеру.

После того как великий князь Витовт пришел к власти, не забыл он о деревне и её жителях, а также полуразрушенном замке, в котором нашел убежище. Развалины он перестроил в церковь — крепость, в которой жители могли не только молиться, но и защищаться от врагов. Из церковной летописи известно, что спустя 25 лет после своего спасения, в 1407 г. вместе со своей женой и ближними он прибыл на освящение восстановленного храма-крепости, меценатом которого он являлся.

С этими событиями, по-видимому, и связано посвящение церкви Святому Архистратиу Михаилу. Начиная с эпохи Каролингского Ренессанса в храмах,  как правило, в вестверке устраивается алтарь в честь Св. Михаила. Небесный Архистратиг считается, как и император, борцом с демоническими силами неверия, находившимися в западной части церкви. Небольшой эркер на главном фасаде мог быть часовней Св. Михаила во времена существования крепости в Сынковичах, а затем это посвящение стало престольным именованием новоустроенного храма.

Это событие отмечено появлением на юго-западном столбе начертанием изображений двух Голгофских Крестов. Подобных изображений не встречается в ставрографии! Они соединяют два основных символических пласта. Первый из них представляет развитие темы crux immissia («крест пересеченный»).  Подножие (лат. suppadenium, suppedanium) представлено в виде лестницы, непосредственно связанной с идеей восхождения к праведности. Важно отметить приподнятую правую сторону подножия-лестницы В этом начертании проявилась спасительная миссия Креста, т.е. своего рода «весов праведности»: «Посреде двоею разбойнику мерило праведное обретеся Крест Твой: овому убо низводиму во ад тяготою хуления, другому же легчашуся от прегрешений к познанию богословия» (9-й час службы Кресту Господню). Тем самым создается новая трактовка изображения Креста «Мерила Праведного». Второй символический пласт – изображение Страстного Креста с символами страстей Господних – копия и губки.

В это время восточная часть церкви обрела современный вид. Разрушенная восточная стена замка была разобрана. К западному фасаду пристраивается притвор. В нижней части устраивается поперечный цилиндрический свод с распалубками. Возводится пара восточных башен. На южном и северном фасадах возводятся контрфорсы, соответствующие колоннам и пилястрам, устроенным  в интерьере. Достраивается восточный фронтон,  возводятся три апсиды.

Новые надписи появились, по-видимому, после переустройства замка в храм. Выполнены они по штукатурке, покрывающей как первоначальные конструкции, так и устроенные после основания храма в XV в. Так, надпись-цитата (Кол. 2:8) на южной стороне пьедестала северо-восточной колонны по духу соответствует надписи на южной стене (отрывок из 1 Ин. 4:1).

Расположенная под ней фраза: «Православный Господь Иисус Христос со духом твоим» [2, с. 656 – 657] может быть отрывком из 2 Тим. 4: 22.  Упоминание имени Иисуса Христа в этой надписи имеет особенность. В сынковичской надписи использован византийский текст, так называемый Majority text, «текст большинства», как он трактуется в современной текстологии Нового Завета.

— использование издания Эразма Роттердамского (Textus receptus) [3, с.VIII], «которое, как принято считать, служит основой церковно-религиозной жизни и богословской практики в России» [3, с. IV].

В подтверждение этому можно привести примеры из Библии 1499г. или из репринтного издания Библии 1900г. [4, с. AFOD (1574)].  Интересно с точки зрения палеографии написание дифтонга «ου» в словах «Ισους» и «σου» в виде лигатуры, напоминающей «8». Использование символа «ε» свидетельствует о том, что эти надписи были сделаны после второй пол. XVI в. .[5, с.12].Это соответствует и тому факту, что с этого времени на новое летоисчисление перешла и Православная церковь (византийская эра, датировавшая сотворение мира 5508/5509 г. до н.э., была общепринятой во всем византийском мире, где она оставалась официальным летоисчислением империи до падения Константинополя).

В этом связи с этим дата   «χίλιά(ς) διακοσία δεκατριων ετε(ι)ος» – 1213 года» или «1213 лета», помещенные под надписью в Сынковичах, никак не может быть отнесена ко времени ее начертания, так как в указанном году летоисчисление велось от сотворения Мира. Скорее всего, эта дата является адаптированной к времени Рождества Христова «ссылкой» на год, указанный на источнике, из которого был взят текст. Это может свидетельствовать о существовании древних книг, хранившихся в церкви в XIV – XIX вв. К сожалению, эпитет «православный», расположенный над этим отрывком и упомянутый в описании 1909г. [1, с. 657]  в настоящее время почти утрачен. Однако можно реконструировать надпись как   όρ[θοδόξο]ς.

Весьма сомнительной кажется надпись «Лета 1141» на юго-восточном столбе. Возможно после расшифровки расположенного под датой значительного по объему текста на славянском языке, можно будет сделать какие-то выводы.

С перестройкой храма во времена Унии также связаны некоторые граффити. Так на южной грани этого же столба находится надпись: «Proh Deum! Unia Roma profecta. Anno D. 1596» (За Бога! Уния из Рима направляется. 1596). А в нижней части центральной апсиды сохранилась аббревиатура «IHS» (Иисус Спаситель людей). В эти годы центральная ниша апсиды была перенесена на 13 см влево, а прорубленный проход соединил центральную и южную апсиды.

От последующих ремонтов XVII в. также остались многочисленные надписи с датами и именами на польском языке на кирпичах и стенах.

Экспозиция раскрытых надписей является частью программы реставрационных работ на объекте. Последующее развитие интерьера обязательно должно учитывать памятники эпиграфики, а сами граффити акцентированы при помощи подсветки.

  1. Гродненские Епархиальные Ведомости.27.12.1909.№ 51, 52.
  2. Новый Завет на греческом языке с подстрочным переводом на русский язык. СПб., Российское Библейское общество.2001.—1406 с.
  3. Библия 1499 года и Библия в синодальном переводе. В 10 томах. Т.8. Издательский отдел Московского Патриархата. М. 1992. – 512 с.
  4. Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета на церковнославянском языке. Российское Библейское общество. М., 1993. Репринтное издание.
  5. Чаев Н.С., Черепин Л.В. Русская палеография. М. 1946. 214 с. с илл.

 

Минская духовная академия