+375 17 226-02-71

Протоиерей Сергий Лепин: Чина «развенчания» в Церкви нет

Помогает ли церковный брак сохранить согласие в семье? Как менялось отношение к венчанию за последние 20 лет? Каких принципов придерживаться, если хочешь прожить всю жизнь с одним человеком? Об этом в интервью газете «Звязда»рассказал председатель Синодального информационного отдела Белорусской Православной Церкви протоиерей Сергий Лепин.

— Пик венчаний пришелся на первую половину 90-х годов. После распада СССР, где атеизм был закреплен на государственном уровне, люди массово кинулись заключать церковные браки. Таинство совершали без должной подготовки и даже без документа из загса. Это приводило к путанице. Имели место ситуации, когда люди были венчаны с одними, расписаны с другими, а жили с третьими. Почему так? Десятилетия официального запрета религии оставили отпечаток: люди просто не понимали смысл венчания, — разъясняет отец Сергий. — Постепенно духовенства в Церкви стало больше, появилась возможность готовить к Таинству каждую пару отдельно. Начали проводить специальные беседы с новобрачными. Такой подход отсеял тех, кто рассматривал церковный брак как возможность красивой фотосессии и еще один интересный «пункт» свадебной программы. Простите за иронию, но находились те, кто рассуждал приблизительно так: «Можно в цирк, а можно в церковь, можно лебедей покормить, а можно повенчаться. Романтика, чё!»

Уменьшение количества венчаний в наше время связано и с обесцениванием самого брака как явления. Многие теперь выбирают сожительство. Хотя оно по своей сути бывает разным. Одни живут вместе и считают, что они в браке, только незарегистрированном. Другие вообще не признают семью как форму отношений между людьми и доказывают, что никто никому ничего не должен. Якобы, штамп на чувства не влияет.

— Но тогда у меня вопрос: если не так важно наличие штампа в паспорте, то почему так важно его отсутствие? Когда молодежь начинает встречаться, то вопросы богословия поначалу интересуют их меньше всего. Проходит время и возникает понимание, что далеко не все вопросы можно решить, опираясь только на свою любовь. Брак — это как раз одно из тех средств, которые помогают в тех условиях, когда чувства начинают притупляться. Взаимные обязательства и обещания перед Богом сдерживают людей от морального разложения и вдохновляют в борьбе за свою семью в преодолении дезинтегрирующих факторов.

Вместе с тем, хватает и в наше время юношей и девушек, которые по-прежнему стремятся к созданию традиционной семьи.

Кроме того, неизменным является количество венчаний пар, которые прожили долгое время в зарегистрированном браке, воспитали детей и дождались внуков. Им церковный брак дается сложнее, чем молодым парам. Но всё равно хорошо, что на исходе земной жизни они приходят к определенному консенсусу в вопросах веры в Бога и необходимости церковного брака.

Первый вопрос отца Сергия к парам, которые хотят венчаться: «Зачем?» Ответ, как правило, он слышит примерно один и тот же: «Чтобы счастье, здоровье, богатство было, детки родились». Следом другой вопрос: «А что, если всего этого не будет? Останется между вами что-нибудь?» Большинство новобрачных ответить не готовы.

Священники не устают повторять: венчание — не панацея от грехов или развода. Да, церковный брак поощряет человека быть лучше, дает силы и желание справиться с искушениями. Создает условия, в которых проще будет остаться вместе, чем развестись. Но только тогда, когда человек сам прилагает к этому усилия.

— С христианской точки зрения главная цель семьи не рождение детей и не решение материального вопроса, а именно спасение души. Люди объединяются, чтобы вместе сражаться с грехом и слабостями. В браке можно не приобрести деньги, а только потерять их. И могут не появиться дети. Но раз уж вы поженились, то будьте добры ежедневно работать над собой вместе со своей половинкой. Таинство Брака для христиан осознаётся только в отношении ко Христу и к Церкви. Поэтому церковные союзы христианина с нехристианином невозможны вообще, поскольку они не предусматривают создание семьи как малой Церкви, где будет прославляться имя Божие и Его заповеди. Но в Беларуси венчания между православными и католиками не редкость. Правда, с определенным условием от Церкви: дети должны быть крещены в Православии.

Даже идеальный на старте брак — вещь хрупкая. Что же говорить тогда об отношениях, которые с самого начала омрачаются различием религиозных взглядов. Их значимость с ходом времени становится только больше. Особенно когда к этому подключаются тещи, свекрови и другие тетки-дядьки. Например, в спорах, где венчаться, где крестить детей: в церкви или в костеле… Это только кажется, что брак — личное дело двоих. Нет, на самом деле это вопрос общественный, потому что в итоге брака объединяются целые роды. Но мы имеем множество положительных примеров смешанных браков и отрицательных — не смешанных.

Не так давно на слуху появилось новое слово «развенчание». Многие по незнанию стали воспринимать его как антоним для венчания и синоним развода. Но не всё так просто. В епархию приходят пары, которые уже давно не живут вместе и даже успели завести новые семьи. У них возникает желание обвенчаться снова. Вот они и вспоминают, что когда-то уже давали обет верности другому человеку перед Богом. Но далеко не каждый может получить благословение на повторный брак. Есть в народе красноречивая поговорка на этот счет: «Первая жена от Бога, вторая — от людей, третья — от чёрта».

— Церковь может лишь обвенчать, «развенчаниями» она никогда не занималась. Венчание представляет собой таинство с определенным чинопоследованием (соединением молитв, действий и песнопений), и никакого чина «развенчания» не существует, — говорит протоиерей Сергий Лепин. — Что Бог сочетал, того человек да не разлучает! Но иногда муж и жена создают ситуации, когда вместе жить невозможно. Например, когда один из супругов отрекся от Христа, изменил своей половинке, покушался на ее (либо детей) жизнь и здоровье. Аборт, сделанный женщиной без ведома мужа, неизлечимые заболевания, которые появились в итоге развратного образа жизни, — тоже вероятные причины разойтись. Здесь единственное, что может сделать Церковь — засвидетельствовать, что брак прекратил существование. Его нет! Не потому, что духовенство его аннулировало, а потому, что люди сами его уничтожили. Церковь в таких ситуациях выдает нечто подобное свидетельству о смерти — но не людям, а их определенным отношениям.

Минская духовная академия